МОЙ КАЛЕЙДОСКОП

Каждому при рождении судьба уготавливает подарок.

Дальнозорким - очки, близоруким - бинокль, а мне достался калейдоскоп.

Калейдоскоп - это такая игрушка, в которой при каждом повороте меняется картинка от красивой цветной - до темной и мрачной.

И так бесконечно. Сколько будет поворотов, столько новых неожиданных картин. Хорошо, если это игрушка, а когда такое вытворяет жизнь?

И тогда красивый орнамент одним движением вдруг превращается в горстку цветных осколков-воспоминаний. Сколько разных характеров мне удалось увидеть в своем калейдоскопе.

Сколько хороших людей я больше никогда не встречу. Многие остались где-то за поворотами жизни в других городах, в других странах, на других материках. Многих я проводил в последний путь и иногда навещаю, а многие лежат где-то за морями . Сколько хороших людей помогли мне в тяжелые минуты и сколько тех, кого я считал близкими, предали меня.

Начав писать эту книгу, я не предполагал, какой это труд упомянуть всех, кто играл и играет роль в моей жизни и в моей судьбе.

О них можно рассказывать бесконечно.

К сожалению многих уже нет.

Оглядываясь назад, как мне не упомянуть, скажем остроумного одессита Сеню Геллера, которого любили все. Однажды Сеня на одном из наших юмористических вечеров предложил учредить Одесское Правительство в изгнании, предводителем которого он назначил Яшу Фурмана.

Меня он сначала хотел сделать главным рабаем, но так как у меня была жена шикса, или гойка (был спор на эту тему), он назначил Милю Курлянда, который мог выпить в субботу больше, чем в остальные дни. Как забыть Фиму Забокритского, который помнил все на свете, и с кем я восстанавливал забытые всеми слова старых одесских песен.

Н екоторы е из тех, с кем пересеклись жизненные дороги уже знакомы читател ю , но были еще такие, как Исаак Динец - директор русского радио в Лос Анджелесе. Наш “пахан”, как мы его называли. О нем можно написать отдельную книгу.

Исаак родился во Львове, но детство провел в Одессе и очень любил этот город. Он имел два высших образования. Был врачом и журналистом. Это был умнейший, остроумнейший, язвительнейший человек. Он любил блатные и цыганские песни. Знал все песни об Одессе, включая мои. Сам он писал об Одессе так:

“Я Одессу люблю без кокетства,

Без дешевой босяцкой бравады.

Здесь когда-то прошло мое детство

В мире сказочном Шехерезады.”

Он мог цитировать Достоевского, читать наизусть Пушкина, Есенина. Если кто чего не знал, звонили Динецу. Исаак, как ходячая энциклопедия, помнил события, имена, даты и, признаюсь, мне очень льстило, что он писал обо мне заметки, статьи, интервьюировал меня на радио. Один раз на моем пятидесятилетии он даже сочинил и спел песню обо мне. Вообще , он никогда на публике не пел.

Мне он часто говорил,

-Неужели ты, Женька, не поедешь в Одессу? Ты должен стать одесским национальным героем за такую песню.

Ну что ж. В Одессу, так в Одессу.

Я очень хотел побывать в Одессе, которая жила почти в каждом моем сне.

Познакомившись с очень предприимчивым калужанином Юрой Лозовским, я приехал на несколько дней по своим делам в Калугу, с тем что смотаюсь в Одессу хоть на три-четыре дня и вернусь обратно, так как улетал я в Штаты из Москвы..

Честно говоря , Калуга мне нравилась. Нравилась и публика с которой я познакомился в предыдущий приезд. Пару раз собирались у главного инженера завода электроники Игоря Скачкова. Просто пообщаться за бутылкой.

Было интересно поговорить с русскими интеллигентами после стольких лет за границей. Разговоры начинались с распросов о жизни в Штатах.

Приходилось рассказывать что почем. Что в Америке не все так сладко, как они себе представляют, что цены на жилье отнимают больше половины зарплаты, а если учесть машину, страховки, медицину и обучение детей, то от зарплаты остается пшик.

Потом разговоры соскальзывали на политические темы и, в зависимости от количества выпитого, на еврейский вопрос.

Естественно, кругом были виноваты евреи.

Купили всю Америку, а в России наворотили революцию всякие Троцкие, Бухарины, Кагановичи во главе с Лениным, тоже с примесью еврейской крови.

-А куда смотрели русские? Ослепли?

-Русский народ доверчивый.

-Кому же доверяли, татаро-монголам, фашистам или коммунистам?

-Да, но те ушли, а евреи остались.

-За минусом заживо спаленных шести миллионов детей, стариков и женщин.

-А почему Америка помогает Израилю, а не палестинцам?

-А где еще есть дружественная Америке страна, на которую можно положиться? Палестина это земля, а не национальность. Так же как Европа или Африка. В Палестине жили и евреи и арабы, а понятие “палестинцы” - такое же, как и европейцы. Нет палестинской нации.

- А кому помогают так называемые “новые русские”? Неужели России? Куда утекают сейчас русские миллионы?...

Я отбивался, как на фронте.

Кончалось все тостами за мир и дружбу, и я брал в руки принесенную кем-то гитару.

Как говорил наш капитан:

- Каждый видит своими глазами.